Красноярские врачи сотворили сенсацию и завели сердце замерзшего мужчины

Пациент ожил после 24 разрядов в 5 тыс вольт
Спасители "ледяного человека": (слева направо) Дмитрий Кривков, Ирина Рымша, Дмитрий Мицуков. Фото: http://www.medgorod.ru/

22 апреля в восьмом часу утра в приемное отделение Краевой клинической больницы доставили мужчину без сознания, в состоянии сильного переохлаждения, с ссадинами на лице. Мужчину нашел охранник во время утреннего обхода на территории промышленного предприятия, прямо на земле и вызвал скорую помощь.

Рассказывает реаниматолог Дмитрий Мицуков:

Пациент был ледяной на ощупь, на лице не таяли снежинки, периферический пульс не прощупывался, аускультативно прослушивались глухие тоны сердца. Можно предположить, что он уснул в состоянии сильного алкогольного опьянения, но запаха алкоголя мы не чувствовали. Кроме того, в критическом состоянии практически у всех людей происходит непроизвольное мочеиспускание. Но у этого человека моча замерзла в брюках, и пахло от него только заснеженной русской равниной.

Пациента перевели на ИВЛ, обеспечили венозный доступ, вводили растворы, отогревали мобильной тепловой пушкой, но в 8.00, как только температура тела немного повысилась, у него произошла фибрилляция желудочков сердца. Это было ожидаемо – через сердце пациента пошла застоявшаяся кровь с периферии, и произошел сбой сердечного ритма. Мышечные волокна сердца при фибрилляции трепещут, сокращаются хаотично. Фибрилляция – остановка кровообращения, состояние, которое очень быстро ведет к гибели пациента.

Мы начали реанимационные мероприятия – непрямой массаж сердца и дефибрилляцию. Был приглашен второй реаниматолог, потому что в одиночку справиться с длительной реанимацией невозможно,

рассказывает Дмитрий Мицуков.

Доктор Дмитрий Кривков подоспел на помощь Мицукову и вдвоем они продолжили непрямой массаж сердца и электрическую стимуляцию миокарда. Надо понимать, что такое дефибрилляция, объясняют в больнице. Если здоровый человек получит удар током напряжением в 5 000 вольт, он может умереть на месте.

Уже остановившееся сердце дефибрилляцией запустить невозможно. Мощный удар током эффективен только на трепещущем, готовом "замолчать" сердце. То есть, ток не перезапускает остановившееся сердце, а перезагружает забарахлившую "компьютерную" программу важнейшего мышечного органа.

В случае с замерзшим пациентом задача казалась невыполнимой: через 15 минут реанимационных мероприятий на периферических артериях появился нитевидный пульс, но сердце категорически отказывалось работать — ритм после удара током восстанавливался всего на несколько секунд, а потом снова наступала фибрилляция. Это было похоже на попытки снова и снова завести стартером замерзший мотор автомобиля, говорят врачи.

Мы знали, что к пациентам с тяжелой гипотермией классические правила оказания реанимационной помощи не применяются. Мы были готовы работать дольше положенных 30 минут, но сердце пациента ритм не удерживало,

говорит Дмитрий Кривков.

Шел второй час реанимационных мероприятий, но мы не могли отступить. Во-первых, мы обязаны были бороться до конца, а во-вторых, анализы пациента давали надежду на благоприятный исход,

продолжает Дмитрий Мицуков.

Врачи работали около двух часов. Больной перенес 24 разряда дефибриллятора, каждый разряд – 360 джоулей.

Периоды нормального ритма стали удлиняться, но мы все равно не верили, что сможем запустить сердце в ледышку замерзшего человека. И только когда промежуток между ударами дефибриллятора возрос до пяти минут, невероятное стало реальностью,

вспоминает Дмитрий Кривков.

Через 120 минут реанимационных мероприятий сердце Неизвестного №10 (так пациента обозначили в истории болезни) стало наращивать темп – от 40 ударов в минуту до нормальных 70. Пациент порозовел и потеплел. Было неясно, насколько сохранен его мозг – на выходе из реанимационных мероприятий он не реагировал на внешние раздражители, никаких активных движений, зрачки расширены.

Бригада реаниматологов в составе Дмитрия Мицукова, Дмитрия Кривкова и Ирины Рымши еще не знала, что буквально через сутки их подопечного экстубируют, он заговорит, а еще через день будет читать сотрудникам стихи, причем символические: "На белый снег взглянул щенок и ничего понять не мог…"

Владимир Яковлевич – так представился пациент – сказал, что именно детские стихи почему-то всплывают в памяти. Еще Владимир Яковлевич рассказал, что он 1964 года рождения, что работал на стройке в Солнечном, что выпил накануне – это он помнит, а как заснул на холодной земле, совершенно вылетело из головы.

Как только найдутся хоть какие-то документы, подтверждающие личность замерзшего пациента, его выпишут – ведь уже вчера, 29 апреля, медики расценивали состояние больного, как удовлетворительное.

История спасения Неизвестного №10, конечно, будет материалом для научной статьи, говорят в больнице. Она должна быть известна медицинскому сообществу как эксклюзивная клиническая ситуация и как пример невероятных резервов человеческого организма.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia