Общество. 9 апреля, 09:50
Митинг "за чистое небо". Фото: ИА KrasnoyarskMedia
#черноенебо

Красноярский митинг уже не торт

Почему красноярцы перестали верить общественным экологам

9 апреля, KrasnoyarskMedia. В субботу в столице края прошел очередной экологический митинг "За чистое небо". На сей раз неравнодушные к экологической судьбе "миллионника" сограждане собрались в Центральном парке. Послушали местных экологов и разошлись печь куличи — митинг пришелся на канун Пасхи. Многие высказались: экомитинг теряет актуальность. Ни былой массовости, ни прошлогоднего задора — "все прошло, как с белых яблонь дым". ИА KrasnoyarskMedia замерил падающий градус экологической активности.

Ключевой показатель эффективности любого митинга — массовость. Это такой митинговый KPI. Чем больше людей собралось, тем лучше организация. Бытует мнение, что там, на федеральных вершинах, начинают обращать внимание на митинги с массовостью от 10 тыс человек. Для региональных властей сигналом является народное сборище от 1,5 тыс человек. Нигде официально эти цифры, разумеется, не прописаны, но "знающие люди" говорят.

Падение численности

Первый санкционированный митинг "За чистое небо" прошел на Красной площади Красноярска в марте прошлого года и собрал около 2 тыс человек. Второй митинг, тоже "в законе", случился в декабре 2017 года в сквере "Серебряный". Был он куда менее массовым, не более 200 человек — зима, холода. В третий раз люди вышли не так давно — 12 февраля. Сборище перед краевой администрацией было несанкционированным, потому маломощным (чуть более 50 человек) — "настоящих буйных мало", как пел Высоцкий. По словам Андрея Сковородникова-Эрлих, одного из организаторов всех митингов "За чистое небо!", на апрельскую сходку ожидалось не менее 3 тыс красноярцев. Место — отличное. Это тебе не задворки Октябрьской администрации. Погода — весенняя, уже не зябко. СМИ — подключились, тот же г-н Сковородников-Эрлих был в эфире телекомпаний и анонсировал событие информационным агентствам и печатной прессе. Социальные сети — работали. Однако 3 тысячи неравнодушных красноярцев собрать не удалось. То ли куличи отвлекли, то ли с митингом что-то не в порядке.

Правда, организаторы пытались в соцсетях опровергнуть очевидное, доказывая, что максимально ожидаемое число людей все же собрали. Однако незаинтересованные в снижении порога неравнодушия очевидцы свидетельствовали обратное.

— Поздравляю Красноярск с "результатом"! Я, конечно, сходил из чувства долга и логики. Неравнодушный гражданин как никак. Количество пришедших немножко удивило. Думаю, что это население: a) заслужило в Небе и бОльшей черноты (и миллиард деревьев, естественно!); б) будет за это наказано. Всем корыстным лжецам и подлецам — геенны огненной. Всем неидиотам — привет! — написал на своей странице в ФБ бизнесмен и медиадеятель Владимир Перекотий.

Оскудевшие ряды экообщественности отметила депутат Заксобрания Елена Пензина. — Была на митинге "За чистое небо!". Горожан пришло гораздо меньше, чем в прошлом году, — говорит депутат.

Если звезды зажигаются — это кому-нибудь да надо, если на митинги не приходят — это, напротив, показатель, что людям эти митинги уже надоели. Причин тут может быть несколько. Первая, вытекающая из тирады В. Перекотия: красноярцы — ленивы и равнодушны, в том числе и к своей участи. Эта версия вполне могла бы стать единственной, если бы не прошлогодние 2 тысячи митингующих и почти 5 тысяч красноярцев, вышедших в 2011 году протестовать против строительства завода ферросплавов. Можем, когда захотим. Почему же не захотели сейчас?

Разнообразные, но не те

Возможно, причиной тому явное размывание экологической повестки, которой активно занимаются экологи-общественники. Если в прошлом году основной массив плакатных лозунгов и звучащих выступлений касался основных загрязнителей Красноярска — СГК, РУСАЛа и автотранспорта в разрезе низкого качества топлива и устаревшего парка общественных перевозчиков, то сейчас "палитра" протеста дополнилась новыми "виновниками". Кто только не отстаивал свою "пядь". Тут тебе и жилая застройка, и озеленение, и вынос малых котельных, и национализация ГЭС, и даже не имеющий никакого отношения к экологии спор за аренду Центрального парка между Даниилом Бриманом и РУСАЛом.

— У меня такое впечатление, что весь этот сыр-бор устраивался с одной лишь целью — посветить плакатом "Не отдадим Центральный парк РУСАЛу, — заявил депутат Заксобрания Александр Глисков.

Активистка Анна Стрига пришла на митинг, чтобы продвинуть свою "боль" — девушка против застройки территории бывшего комбайнового завода. Прямо на улице она собрала более 150 подписей. В интернете ею запущена петиция. Митинг стал для нее удобной площадкой для личного протеста. Правда, ее "история" вошла в некоторый резонанс с протестующими против модернизации парка РУСАЛом, но почему бы и нет, — больше протестов хороших и разных.

— Требуем парк, требуем зеленую зону, потому что Центральный парк устарел, там половина не работает, а необходимости в жилье у нас нет, недавно здесь две высотки на Пушкина возвели, они полупустые стоят. Людям не нужны высотки, не нужны дома, им нужен парк, зелень, тем более тема экологии очень остро стоит в Красноярске, — попыталась связать строительство с "черным небом" Анна Стрига.

Список феи Морганы

Впрочем, в попытке связать несвязуемое активистка не одинока. Именно этим почти год занимается министерство экологии — его возникновение считается чуть ли не главной победой прошлогоднего мартовского экопротеста. Если не учитывать 15 млн рублей, выделенных общественникам в виде грантов на различные экологические активности.

Так вот, превышение ПДК в министерстве связывают с малыми котельными, шиномонтажками, крафтовыми пивоварнями, частным сектором, личным автотранспортом, высотными домами неугодных застройщиков и еще бог весть чем. Показания меняются согласно капризной политической конъюнктуре. Например, еще недавно министерство ратовало за увеличение парка электротранспорта, Красноярску планировали прикупить электробусов к Универсиаде. Но буквально на днях мэр Красноярска заявил, что электротранспорт слишком дорог и ненадежен в эксплуатации. Соответственно тема стремительно слилась из экоповестки министерства и подвизающихся рядом общественников. Также среди плакатов с лапидарным "Дышать!" стало все меньше призывов спросить с пристрастием с господина Мельниченко и подведомственной ему СГК. Как-то сама собой рассосалась тема низкокачественного угля, сменившись прожектом "переноса ТЭЦ за город". Вообще экоповестка дала существенный крен в "прекрасное далеко". Два года назад среди "нью-васюковских" проектов был только "экран перед ГЭС", в прошлом прибавилась мифическая газификация, теперь список феи Морганы пополнили перенос ТЭЦ и строительство метро.

Раззудись плечо

Положа руку на сердце, ходить на митинг, дабы услышать "озвученный перечень мероприятий министерства экологии" — занятие странное и где-то нелепое. Между тем, с трибуны протеста собравшиеся услышали ровно то же, что обсуждалось 3 апреля в стенах правительства региона. В этот судьбоносный день, экоминистерство представило очередную "дорожную карту" — список мер для борьбы с "черным небом". Ведомство предлагает ввести уголовную ответственность за загрязнение воздуха, снести порядка 1000 частных домов и субсидировать оставшихся на переход с угля на центральное отопление или электричество, закрыть около 30 котельных, перенести за черту города ТЭЦ-1, достроить метро, сделать популярной городскую электричку и перевести машины на газомоторное топливо. Проект уже осметили — на реализацию экохотелок потребуется аж 322 млрд рублей. Для сравнения, запланированные расходы бюджета Красноярского края в 2018 году — 231 млрд рублей. Ощутите масштаб министерства экологии! Правда пока еще проект, отображающий наши экологические амбиции не направили в Федерацию. Решили доработать, что может сказаться, в том числе, и на увеличении требуемых ассигнований — в край возвращается управленческий размах.

На грани субкультуры

Теперь, когда мы прочувствовали, что "черное небо" — это не только лозунги, но и конкретные деньги в бюджет региона, обратимся к политическому потенциалу экологического протеста. Общеизвестно, что экологическая повестка не раз помогала красноярским политикам нарастить электоральные мускулы, а новичкам занять места в городском и краевом парламентах. Как правило, экологические волнения начинаются на старте выборных кампаний и затем становятся лейтмотивом агитационной риторики отдельных кандидатов и целых партий. ЛДПР, патриоты, эсеры, КПРФ, ряда одномандатников — буквально все окормились на теме экологии.

Вот и сейчас экомитинг случился в аккурат на старте двух выборных кампаний — губернаторской и горсовета.

Красноярский политаналитик Александр Чернявский считает, что экологическая тема по-прежнему останется в топе наиболее политически "эксплуатируемых".

— Экологическая тема безусловно будет присутствовать в предстоящих выборных кампаниях губернатора и горсовета. Смогут ли именно "зеленые" реализовать потенциал и получить мандаты, пока остается за кадром. На моей памяти это удалось им только в Норильске. Но там сказалась ситуация с возникшей у КПРФ проблемой с оформлением документов. В итоге, два мандата ушли "зеленым". В Красноярске у "экологов" достаточно потенциала, чтобы набрать более 5 % голосов. Но для этого необходим профессиональный подход, который включает в себя качественную кампанию, техническую и финансовую поддержку. Пока что, судя по прошедшему 7 апреля митингу – со всем перечисленным проблема. Что хотели донести организаторы своим митингом? Что все плохо? Так об этом говорено-переговорено. Никакого актуального контента нет. Сплошная видимость протеста. Такими темпами "экологи" превратятся в очередную городскую субкультуру, — считает эксперт.

P.S. Добавим, 7 апреля, в день экологического митинга, содержание диоксида азота в атмосфере Красноярска достигало 86% от ПДК. Индекс качества воздуха составлял 123 балла при норме умеренной загрязненности 50 баллов.

Владимир Городницкий.

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia