Общество. 12 декабря 2017, 12:15

Культура по-красноярски

Как считают деньги и успех в министерстве культуры

12 декабря 2017, KrasnoyarskMedia. Культура в России традиционно ассоциируется с подвижничеством. Финансирование — по остаточному принципу. Разжиться как бы не с чего. Однако "дело Кулаковой" заставило иначе взглянуть на культурную отрасль края. Как выяснилось, "подвижничают" не все. Иные вполне себе "зарабатывают" в обход закона. ИА KrasnoyarskMedia заинтересовалось ценообразованием в краевых театрально-зрелищных учреждениях (ТЗУ), подведомственных министерству культуры региона. Мы также выяснили, насколько коммерчески успешны театральные и концертные площадки столицы края.

Напомним, в ноябре директору краевой филармонии Юлии Кулаковой предъявили обвинения по двум уголовным делам. Руководителю ТЗУ инкриминируется организация преступной схемы -— хищения. С помощью аффилированной организации г-жа Кулакова с подельниками продавали билеты на востребованные концерты по завышенным ценам — с накруткой до 300%. Основной "улов" удалось получить от продажи билетов на концерт Дмитрия Хворостовского. Тот самый, что он давал, будучи смертельно больным. Речь идет о сумме в 12 млн рублей.

На запрос редакции о нюансах ценообразования и. о. министра культуры Елене Мироненко и руководителям культурных учреждений -— ответом было полное молчание. Хотя по закону "О средствах массовой информации" госучреждения обязаны ответить в течении семи дней. Мы долго ждали хотя бы формального ответа из ТЮЗа, Оперного театра, драмтеатра им. А. С. Пушкина и Музыкального театра. С задержкой в три недели (!) выдали ответ нам дали только филармония, музтеатр и заместитель минкульта (мы не понимаем, почему на запрос руководителю ответ дает кто угодно, но не сам руководитель — прим. ред.).

Культурные учреждения оказались совсем некультурными. От обращения в прокуратуру редакцию удержали лишь любовь к театральному искусству (очевидно, даром) и достаточно подробное официальное письмо из министерства, где все-таки были цифры и факты, характеризующие по мнению чиновников деятельность "молчунов". Хотя полагаем, что гаранту соблюдения законности все же стоит проинспектировать все вместе вышеуказанные КГУК, поскольку документооборот и федеральное законодательство беспокоит руководителей данных краевых учреждений культуры в последнюю очередь.

Итак, начнем. Первое, что сообщили нам в "главном культурном ведомстве" — "согласно ст. 52 Основ законодательства РФ о культуре, цены на платные услуги учреждения устанавливают самостоятельно". На цену влияет многое: от расположения зрительского кресла в зале до уровня цен на конкурирующие товары. Что такое "конкурирующие товары", правда, не пояснили, может билеты в кино или там плата за скачивание сериалов? — сие нам не ведомо. Зато привели таблицу средних цен в ТЗУ (догадайтесь сами, как эта аббревиатура расшифровывается). Самая высокая — в театре юного зрителя (361,2 рубль). Далее идет театр им. А. С. Пушкина — 330 рублей. Завершает тройку лидеров краевая филармония — 269 рублей. Самая низкая средняя цена за билет в театре оперы и балета — 213 рублей. На самом деле, таблица эта не говорит ровно ни о чем. Потому что высчитывается средняя цена как обычно — делим свиней на комбайнеров.

Средняя стоимость билетов была выведена из расчетов дохода от продажи билетов за год по отношению ко всем проданным билетам за то же время,

— пояснили в министерстве.

Например, билеты на премьерный спектакль "Трубадур" в театре оперы и балета стоили от 150 до 400 рублей. В то же время билеты на премьерный же спектакль "Баядерка" этого же театра — от 300 до 700. Почему "Трубадур" оказался дешевле? Поскупились на декорации? Оптимизировали оркестр? Упразднили хор? Отключили пару прожекторов?

В краевой филармонии, отвечая на вопрос о ценообразовании, формулируют уклончиво, ссылаясь на учредителя.

Цена платной услуги формируется на основе себестоимости оказания платной услуги, с учетом спроса на платную услугу, требований к качеству платной услуги в соответствии с показателями государственного задания, а также с учетом положений отраслевых и ведомственных нормативных правовых актов по определению расчетно-нормативных затрат на оказание платной услуги,

— пишет нам, видимо с помощью еще оставшихся на свободе юристов, и. о. директора А. С. Карцева. Хотя с такими юристами и врагов не надо.

"Показания" музыкального театра несколько разнятся с коллегами.

В 2017 году учредителем установлен предельный размер одного билета — 1100 рублей,

— сказано в письме за подписью директора Н. И. Русановой.

Вопрос о коммерческой успешности вызвал как в министерстве, так и в ТЗУ сдержанное негодование. Какая коммерция? Чистое подвижничество. В министерстве ответили, что сама постановка вопроса в корне неверна, так как "задача самоокупаемости перед ТЗУ не ставится". В таком же духе ответили и подведомственные организации.

Удивительно, но кое-какие критерии успешности учреждений существуют. Иначе министерство не смогло бы перечислять субсидии по госзаданию, а ТЗУ не смогли бы отчитаться. Что же входит в "культурный KPI"? Это "средняя загрузка зала на стационаре, общее количество обслуженного зрителя, количество обслуженного зрителя на гастролях в пределах Красноярского края". Именно эти показатели и являются определяющими для получения субсидии. Самую большую сумму из бюджета в 2016 году получил театр оперы и балета — более 359 млн рублей. Следом идет филармония — более 339 млн рублей. Далее театр им. А.С. Пушкина и ТЮЗ. Замыкает круг получателей Кукольный театр. Отсюда немудреный вывод. Чем больше кресел в зале, тем больше субсидия. В небольшой зал изрядное количество "обслуженных зрителей" не посадишь. Правда, министерство, размышляя о критериях успешности, упоминает участие и победы в национальных конкурсах, фестивалях и премиях, но, как видим, на субсидии это напрямую не влияет.

Но вернемся в зрительный зал. Это "альфа" и "омега" всех расчетов. Заполняемость зала — ключевой критерий. Однако заполнить зал можно по-разному. Например, с помощью льготных билетов. А заполняемость считается только исходя из количества проданных билетов. Но ведь и продать можно по-разному. Одному за 1000 рублей, другому за 100 -— так сказать, социальная ответственность театра. Реальная сумма рублей от проданных билетов, по большому счету, учредителя не волнует. Волнует она только руководство ТЗУ — поскольку до 80% "от приносящей доход деятельности" учреждения могут потратить на зарплату. К слову, самая высокая сумма от предпринимательской деятельности получилась у Музыкального театра — в 2016 году здесь заработали почти 42 млн рублей.

Может быть, события, произошедшие в филармонии и связанные с обвинениями директора краевой филармонии Юлии Кулаковой в манипуляции ценами на билеты, сделают работу ТЗУ и министерства культуры более прозрачными, а критерии и показатели успешности более понятными и приближенными к "обслуженному зрителю". А почти миллион долларов, заработанный Музыкальным театром, покажет, что зарабатывать на культуре можно и нужно, и сделает культурные учреждения культурнее и отзывчивее на запросы общественности.

Владимир Городницкий.

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 
Спасибо, я уже подписан

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia