Общество. 06 декабря, 13:45

Постой, паровоз

Неладно что-то в королевстве РЖД

6 декабря, KrasnoyarskMedia. Цифра травмированных в транспортных происшествиях в зоне движения поездов в 2016 году остаётся шокирующей – более 2,6 тыс человек, из которых более 1,8 тыс погибли. Однако печальная статистика не ограничивается только попавшими под поезд людьми и ДТП с участием составов.

Марк Твен утверждал, что "существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика". Статистика удобна тем, что позволяет манипулировать цифрами и, соответственно, общественным мнением. Удобна она и тем, что даёт возможность подчёркивать "правильные" цифры и замалчивать "неудобные". Поэтому, когда читаешь реляции РЖД о снижении за год количества травмированных людей в зоне движения поездов на 6%, безусловно, радуешься столь оптимистической статистике. А бюджет РЖД только на обеспечение безопасности на железных дорогах России — 100 млрд рублей – тоже впечатляет.

Однако абсолютная цифра травмированных в транспортных происшествиях в зоне движения поездов в 2016 году остаётся высокой – 2673 человека, из которых 1802 погибли. Не проходит и месяца, чтобы не поступало информации о проблемах в инфраструктуре РЖД: обрыве контактной сети, сходе вагонов с рельсов, возгораний локомотивов, размытии насыпей и других бедствиях. Однако обобщённых данных по всем видам ЧП РЖД не публикует.

Эту работу за госкомпанию сделал транспортный портал Vgudok, который опубликовал карту ЧП на железных дорогах в 2017 году (карту можно посмотреть по ссылке). Портал отмечает, что каждое ЧП – это срыв графиков движения поездов, несоблюдение сроков доставки грузов, выплата неустоек и компенсаций, ремонты полотна и подвижного состава. И ни РЖД, ни иная другая структура в России ещё не сделала сводный анализ ущерба, в том числе и в денежном выражении, которые наносят такие ЧП как самой компании, так и стране в целом.

В чем причина такого впечатляющего количества аварий и катастроф на инфраструктуре РЖД? Если взять, например, такую категорию происшествий, как сход составов с рельсов, то специалисты обращают внимание на два основных фактора: износ или низкое качество рельсов и технические проблемы подвижного состава, в первую очередь локомотивов.

В этой связи интерес представляют данные из инвестпрограммы и финплана РЖД на 2018-2020 годы по приобретению тягового подвижного состава. За три года компания планирует потратить более 280 млрд. рублей, закупив 2077 локомотивов. Это, конечно, позитивная новость, учитывая тот факт, что локомотивный парк компании, превышающий 20 тысяч единиц, действительно требует серьёзного обновления.

Между тем у РЖД в 2015-2017 годах уже был опыт закупки подвижного состава за счёт средств Фонда национального благосостояния (ФНБ). Реализация проекта с использованием 60 млрд рублей Фонда, по замыслу менеджеров госкомпании, должна была улучшить ситуацию с безопасностью на железных дорогах, однако, как ни странно, привела к обратным результатам. Как указывают аудиторы Счётной палаты, проводившей ревизию проекта, количество нарушений условий безопасности движения за это время на 15 %. "По итогам 2014 года были зафиксированы 86 случаев нарушения условий безопасности движения железнодорожного транспорта, по итогам 2016 года -99 случаев", — говорится в отчете. И далее приводится неутешительная статистика: увеличение числа аварий – на 100%, сходов железнодорожного подвижного состава на перегонах и железнодорожных станциях — в 3,7 раза, столкновений железнодорожных подвижных составов — на 28,6%, падений на путь деталей локомотива — на 100%, несанкционированных движений подвижного состава — на 100%, пожаров — в 2,5 раза. То есть деньги пенсионной "кубышки" страны были потрачены впустую, а аварии ложились тяжёлым бременем на бюджет самого РЖД и – косвенно – на бюджет страны, так как зачастую государство в лице МЧС и региональных властей вынуждены заниматься ликвидацией последствий происшествий на железнодорожном транспорте.

Возможно, у монополии не хватает средств для модернизации инфраструктуры? Однако на текущий год РЖД получили дополнительную целевую индексацию тарифа на грузоперевозки в 2% для финансирования капремонтов инфраструктуры, то есть порядка 26 млрд рублей. В эту сумму входят, в том числе, и работы по обеспечению безопасности на переездах. РЖД, к сожалению, не публикует информации об объеме такой программы, однако по косвенным данным, например, публикации "РЖД-Партнёр", можно предположить, что на них может выделяться не менее 300 млн. рублей в год. Тем не менее, как рапортует пресс-служба РЖД, только за 8 месяцев 2017 года произошло 182 происшествия, в том числе шесть столкновений поездов и автотранспорта. Это на 40%больше, чем за весь 2016 год, и погибло в этих авариях 37 человек (за 8 месяцев 2016 года – 25 человек). И даже старший вице-президент РЖД, начальник ЦДИ Геннадий Верховых, в ведении которого как раз и находится безопасность на стальных магистралях, после сентябрьского ДТП с поездом и самосвалом в Ханты-Мансийском автономном округе признал, что "статистика неутешительная и хочется, чтобы она развивалась в другую сторону".

Данные портала Vgudok, отчёт государственных контролёров говорят о том, что, несмотря на миллиарды рублей, потраченных монополией на различного рода программы и концепции, количество ЧП на железных дорогах страны продолжает неуклонно расти. И может быть правительству, которое является основным акционером РЖД, стоило бы не принимать на веру всё новые и новые запросы менеджмента по увеличению бюджетов на различные проекты по безопасности, а сначала провести их независимую экспертизу и проверить эффективность уже потраченных средств. Вплоть до дисциплинарной ответственности и соответствующих кадровых решений.

Владимир Городницкий.

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей

Подпишитесь на нас в соцсетях и мессенджерах

 

© 2005—2017 Медиахолдинг PrimaMedia