Научный скачок

Россия проедает интеллектуальный ресурс старой научной школы
Александр Чухлебов. Фото: ИА KrasnoyarskMedia

17 августа 2017, KrasnoyarskMedia. Развитие науки, как прикладной, так и фундаментальной, является безусловной основой закрепления страны на лидирующих мировых позициях. Традиционно эта проблема решается увеличением финансирования научных исследований и образования. Но работает ли этот подход в условиях мирового кризиса, вызванного в том числе переходом человечества к новому технологическому укладу? Об этом размышляет лидер общественного движения "Возрождение" Александр Чухлебов.

— Каково положение российской науки по вашему мнению сейчас?

— Мы по-прежнему замыкаем четверку стран-лидеров научного мира, уступая США, Китаю и Японии. Как ни странно, мы даже умудряемся наращивать свой вес в рейтинге центров научного прогресса. Но, если наша доля в период с 2002 по 2015 годы. возросла лишь на 0,4%, Китай нарастил её вчетверо!

Стандартный рецепт повышения эффективности исследований, ускорения научного развития прост: деньги, деньги и ещё раз деньги. Указа Президента в 2012 году ставил задачу увеличить затраты на научные исследования и разработки за три года до 1,77% ВВП.

К сожалению, российское правительство не смогло достичь заданной планки. Следствием этого, как считают авторы "Доклада о состоянии науки в РФ" (далее – "Доклад" — прим. ред.), опубликованного в апреле стало сокращение научных сотрудников, отказ от ряда научно-исследовательских проектов, моральное устаревание и физический износ оборудования.

Это очень тревожная тенденция. Очевидно, что сейчас Россия с трудом держится на лидирующих позициях, "проедая" интеллектуальный ресурс отечественной научной школы. Нам до сих пор не удалось остановить старение научных кадров: если приток молодежи увеличился с 2000 по 2015 годы чуть меньше, чем на 7%, доля исследователей от 70 лет и старше за то же время выросла на 7,2%.

— Если в непростых экономических условиях мы все еще "держимся на плаву", не может ли наука подождать лучших времен?

— Роль науки, всех её отраслей в наши дни возрастает, как никогда. Это связано с отмиранием во всем мире постиндустриального технологического уклада и переходом к новой, трансиндустриальной экономике. Совершенно новый мир, основанный на максимальной автоматизации производственных процессов, вынесении их "к порогу" конечного потребителя, 3D— и квантовом (в перспективе) копировании, мощных автономных источниках энергии, широком использовании искусственного интеллекта, равноправном вхождении в жизнь виртуальной и дополненной реальности.

Страна, первой осознанно вставшая на путь развития в новой парадигме, станет лидером нового мира. И Россия имеет все шансы стать такой страной.

Люди, занятые научным трудом, действительно ощущают нехватку финансирования. Но можно ли упрекать правительство в том, что в кризисных условиях оно не в состоянии обеспечить желаемый бюджет? И более того – принесет ли такое увеличение желаемые результаты?

— Есть ли другие способы, кроме финансовых вливаний, сделать нашу науку эффективной?

— На мой взгляд их несколько. Первый из них – дебюрократизация и снижение административного давления. В "Докладе" отмечается, что идея разделения полномочий между РАН и ФАНО, при котором Академия занималась бы только наукой, а Агентство – финансами и хозяйством, на деле привела к вмешательству бухгалтеров в науку. В итоге, Академия отстранена от принятия решений, зато объем бумажной работы – отчётов и прочей переписки – вырос с момента учреждения ФАНО в четыре раза.

Не работает и грантовая система финансирования. Невзирая на то, что она считается "прогрессивной", она в то же время весьма коррупциогенна. О последнем в "Докладе" говорится достаточно обтекаемо: "ее результат не может не зависеть от того, кто и кому предоставляет гранты, как определяется величина средств, выделяемых по тому или иному направлению исследований".

Необходимо переводить науку на новые принципы управления. И, коль скоро именно наука способна обеспечить стране лидирующие позиции, эти принципы должны соответствовать новой реальности. Мы полагаем, что систематизированный и эффективный переход на новые принципы управления должен быть оформлен в рамках национального проекта.

Речь идёт не просто о реформе, а о кардинальном изменении подхода к научной работе. Прежде всего – о применении в управлении наукой научных методов и современных технологий.

— "Управление наукой" звучит как национальный проект.

— Его реализацию можно разбить на четыре этапа и каждый из них будет показывать реальный результат. Первый этап – оцифровка существующих результатов научной работы. При этом, необходимо параллельно осуществить два взаимосвязанных процесса: ранжирование и автоматизацию научных исследований. Это огромный массив данных, в котором нужно определить актуальность научных результатов. Данные, имеющие низшую актуальность, будут передаваться на хранение в специальные архивы. Пора избавляться от бумажных архивов, перевести всю научную информацию в структурированную форму.

Второй этап потребует создания искусственного интеллекта (ИскИн), который играет определяющую роль в прогрессе трансиндустриального технологического уклада. Компьютерные программы широко используются в проектировании и промышленном производстве, в финансовой сфере и маркетинге. Но сегодня они являются лишь помощниками человека, тогда как в трансиндустриальном мире они заменят его во многих областях деятельности, включая управление.

Понятно, что это будут иные программы, работающие на ином, что называется, железе. Поэтому на втором этапе реализации программы "Управление наукой" предстоит осуществить переход к человеко-машинным системам, в которых ученые-транспрофессионалы будут совершенствовать ИскИны, ставить перед ними задачи и контролировать их исполнение.

Кстати, применение ИскИна в разработке научного бюджета, вне зависимости от того, будет ли это государственное или грантовое финансирование, позволит повысить его эффективность и снизить уровень коррупции.

В дальнейшем можно будет полностью поручить ИскИнам планирование бюджета и распределение средств. Машина в состоянии намного быстрее обсчитать бюджет проекта, определить его эффективность и актуальность. Подделать же результаты её решения под силу только очень грамотным программистам, обладающим высоким статусом доступа, что значительно сузит возможности для фальсификаций.

На третьемэтапе ИскИн заменит людей-исследователей в работе с базами данных. Это позволит резко увеличить количество российских научных публикаций – в 10-100 раз. Соответственно, повысится и рейтинг цитирования, что, по крайней мере, по формальным признакам, выведет российскую науку на первое место в мире.

Четвёртый этап подразумевает совершенствование ИскИн до уровня, на котором программа сможет самостоятельно ставить сложные задачи и определять технические задания на сбор недостающих данных. Компьютер по умолчанию обладает большим объёмом данных, и с большей объективностью способен определять их актуальность, чем любой отдельно взятый человек.

Таким образом, будет постоянно поддерживаться актуальность базы данных и вовремя выявляться перспективное направление исследований. Логичным продолжением этого процесса должно стать появление программного обеспечения, способного составлять технические задания на разработку научных проектов, то есть, искусственная эволюция инструментов познания.

— Со временем ученые, люди, вообще станут не нужны?

— Абсолютно нет. Пострадают бюрократы, шарлатаны от науки, видящие в научном бюджете бесконечную синекуру. Истинные, талантливые и креативные исследователи только выиграют.

Российский историк Василий Ключевский отмечал: "Науку часто смешивают со знанием. Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, то есть умение пользоваться знанием как следует". Чем больше мы знаем, тем больше потребуется людей, способных как следует пользоваться этим знанием.

Загрузка...

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia